Главная » Пакт Рериха

Пакт Рериха

 

Н.К. Рерих. ОБОРОНА КУЛЬТУРЫ
(из письма)

О Пакте охранения художественных и научных ценностей: я вполне согласен с Тобою, что всякие условные Лиги и всякие «некультурные некооперации» (как их называл Масарик) ни к чему не приведут. С этой точки зрения Пакты являются лишь клочками бумаг, и в этом Ты прав. Но моя идея совсем иная. Издавна я был членом Красного Креста, а затем и Французский Красный Крест избрал меня пожизненным членом. Этим путем я мог ознакомиться с деятельностью замечательного Дюнана и со всею историею прекрасного гуманитарного учреждения Красного Креста. Мне известно, какие насмешки и всякие пессимистические поругания вызывала в свое время идея Дюнана. Ее обозвали утопией, надсмехались и ругали непрактичность великого швейцарца. Потребовалось семнадцать лет упорнейших трудов, чтобы добиться первого осуществления простой всечеловеческой идеи. Таким образом, невозможное вчера вдруг сделалось вполне возможным. Конечно, и сейчас найдутся человеки, которые с некоторым злорадством расскажут о том, как еще недавно итальянские бомбы поражали госпитали Красного Креста. Но эти отдельные жестокости и варварства нисколько не опрокидывают высокий смысл Красного Креста. Обругать и оплевать можно даже самые высокие изображения. Но они от этого не унизятся. Разве унизилось значение «Анжелюса» Милле, претерпевшего вандальское нападение?

Моя идея о сохранении художественных и научных ценностей прежде всего заключалась в создании международного импульса к обороне всего самого драгоценного, чем живо человечество. Если знак Красного Креста всем напоминает о гуманитарности, то такого же смысла знак должен говорить человечеству о сокровищах прекрасных. От начальной школы и до всех общественных проявлений человек должен усваивать ясное представление о значении искусства и знания. Как Тебе ведомо, такое пикториальное[1] воздействие является одним из самых убедительных и запоминаемых. Таким образом, если школьники от своих первых же дней усвоят значение и Красного Креста Культуры, то в конечном счете произойдет и сдвиг сознания.

В нашей переписке по этому поводу накопилось много интереснейших данных. Вот теперь мы слышим, что газета «Нувель Литерер» открывает целую анкету по этому поводу и обещает дать мнение генерала Гамлена, Поля Жамо, Уго Оджетти, Филадельфуса и других деятелей. Импульсом к этому обмену послужила статья нашего друга де Ла Праделя об охранении творений искусства во время войны. Еще недавно один видный иностранец, профессор писал мне: «Вы будите, устыжаете и не даете впасть в пессимизм и уныние». Если человек устыдился – значит, он уже лишний раз подумал о ценности искусства и знания, а ведь о значении этих облагораживающих предметов человечеству не мешает подумать и утром, и днем, и вечером. Таким образом, моя мысль прежде всего была не столько о клочках бумаги, сколько об импульсе углубления человеческой мысли к тому, в чем заключается истинный прогресс.

Если нам, подобно Дюнану, приходится слышать поругания, то это нисколько не убавит нашего устремленя ко благу. Целый архив литературы и интереснейших мнений является доказательством того, что не тщетны были устремления и труды. Человечеству далеко до мира, и тем не менее везде возносятся моления о «мире всего мира». Казалось бы, это величайшая утопия, и тем не менее сердце человеческое не молится о даровании войны, хотя она и есть самая гнусная реальность нашего века. Пространственно молятся о мире всего мира, и в этом цементировании пространства уже выявляется светлый оптимизм. Пусть это будет выполнено не для нас, но хотя бы для отдаленного человечества, которое нам заповедано любить.

Можно быть различного мнения о современном состоянии человечества. Можно смотреть на доблести людские более пессимистично или более оптимистично. Но так трудно живется сейчас людям, злоба и ненависть выливаются из каких-то темных недр! Слабые духом не понимают, а люди, даже привычные к добротворчеству, часто бывают разделены нелепыми маленькими предрассудками. В преодолении этих предрассудков нам надлежит подать пример молодым поколениям. Не так уж долго осталось нам трудиться в здешнем мире, и в эти финальные годы надлежит выявить все, чему научило нас общение с самыми разнообразными людьми.

Всякое подозрение, умаление, окаменение не может быть там, где сердце болит. Не можем мы не трудиться и не выявлять устремления сердца нашего. У каждого из нас накопилось множество ценнейших воспоминаний, которые послужат нам повсюду. Ты знаешь, что мне, как и каждому из нас, приходилось выносить множество клеветы. Еще недавно один друг из Парижа писал мне, что некие индивидуумы изобретали обо мне такие небылицы, что только разве не сказали, что и картины мои пишу я не сам. Но все это не имеет значения, ибо правда не ржавеет. Давно сказано: сегодня огорчение, а завтра радость.

Н.К. Реpих. Листы дневника.
М.: МЦР, 1996. Т. 3.


[1] Художественное.
[Источник]

С.Н. Рерих. ПАКТ РЕРИХА И ЗНАМЯ МИРА

В начале августа правительство Индии объявило о своем одобрении Международного пакта о защите сокровищ культуры, известного как Пакт Рериха и Знамя Мира. Весьма знаменательно, что Индия в первый же год своей независимости присоединила свой голос к этому договору о Культурном единении.
Благодаря своему великому культурному наследию Индия занимает особое положение. И ее голос, подобно миссии великого Ганди, должен быть голосом Мира, провозглашения высших ценностей и постоянно расширяющихся горизонтов.
Истинная цель Пакта виделась его создателем, профессором Николаем Рерихом, не только в сохранении сокровищ человеческого гения для последующих поколений, но также в создании всеобщего обязательства, основанного на принципе неприкосновенности культурных ценностей, принадлежащих всему человечеству.
Профессор Рерих всегда считал, что Пакт должен обладать воспитательной ценностью, пробуждая в молодежи с детских лет понимание и уважение к великим достижениям человеческого творческого гения. Он верил, что это поможет выковать ту всеобщую великую живую связь, которая поверх всех расовых, национальных и религиозных различий приведет человечество к великой цели – Миру, Миру, основанному на осознании и понимании высших ценностей, которые важнее любых раздоров и столкновений.
Идея подобного Пакта впервые посетила профессора Рериха в 1904 году и была предложена им сначала Российскому обществу архитекторов, а затем, в 1914 году, российским государственным деятелям. И хотя она была воспринята с большим интересом, война помешала ее осуществлению. И только в 1929 году профессор Рерих вновь официально выступил с этой идеей в Америке и текст договора был опубликован в прессе. Одновременно в Париже, Нью-Йорке и Брюсселе появились комитеты Пакта и Знамени Мира.
Основные пункты Пакта предусматривают следующее: «Исторические памятники, музеи, научные, художественные, образовательные и культурные учреждения считаются нейтральными и как таковые пользуются уважением и покровительством воюющих сторон. Нейтралитет, покровительство и уважение, которые должны быть представлены памятникам и учреждениям, упомянутым в предыдущей статье, признаются на всех территориях как объекты суверенитета каждого из подписавшихся и присоединившихся государств, независимо от государственной принадлежности указанных памятников и учреждений. Для обозначения памятников и учреждений, указанных в статьях договора, может быть использован отличительный флаг, дающий им право на защиту и уважение воюющих сторон, правительств и народов, заключивших настоящее соглашение».
Символ этого Пакта, Знамя Мира, разработанный профессором Рерихом, представляет собой красную окружность со вписанными в нее тремя сферами на белом полотнище. Одно из его толкований – это прошлые, настоящие и будущие достижения человечества в круге Вечности. Статьями договора предусмотрено, что это Знамя должно вывешиваться над охраняемыми объектами, подобно Красному Кресту, сходство с которым было подмечено некоторыми писателями, называющими его Красным Крестом Культуры.
<…> С самого начала эта идея вызвала горячие отклики деятелей культуры, глав государств, международных организаций и культурных учреждений. Были проведены три международные конференции за Пакт Рериха и Знамя Мира, в Брюгге и Вашингтоне. В работе Третьей международной конвенции в Вашингтоне приняли участие представители 35 государств, которые единодушно приняли резолюцию, одобряющую Пакт Рериха и Знамя Мира и рекомендующую его принятие остальными народами мира. Комитет по делам музеев при Лиге Наций выразил свое одобрение проекту, а в адрес комитетов Пакта Рериха поступили тысячи писем и резолюций, выражающих свою солидарность с идеями профессора Рериха.
15 апреля 1935 года в офисе президента Рузвельта в Белом Доме Пакт был официально подписан представителями США и двадцати латиноамериканских государств. В конце этого торжественного мероприятия президент Рузвельт выступил со следующим сообщением, которое транслировалось по радиовещанию на зарубежные страны: «Весьма примечательно, что в этот день, объявленный главами правительств всех государств американского континента Пан-Американским днем, эти государства, члены Пан-Американского союза, подпишут договор, означающий шаг вперед в охранении культурных достижений наций этого полушария. Предлагая этот Пакт для подписания народам всего мира, мы стремимся к всемирному применению одного из важнейших принципов сохранения современной цивилизации. Этот договор заключает в себе духовное значение гораздо более глубокое, нежели выражено в самом тексте. Давайте также вновь продемонстрируем преданность тем высоким принципам международного сотрудничества и взаимопомощи, которые, по моему убеждению, будут великим вкладом в цивилизацию со стороны американских государств».
<…> Комитеты Пакта Рериха были созданы во многих европейских и американских государствах, а также и здесь, в Индии, где с самого начала к этому проекту выказали глубокий интерес деятели культуры, научные учреждения и организации. Членами Индийского комитета Пакта Рериха являются достопочтенная Виджая Лакшми Пандит, сэр Ч.В.Раман, доктор Амарнат Джа, сэр Ш.С.Бхатнагар, Р.К.Шанмукхам Четти, достопочтенный Шьяма Прашад Мукерджи, сэр Мирза Исмаил, доктор М.Р.Джаякар, сэр Б.Текчанд, леди С.Хидари, доктор Мата Прашад, сэр К.П.Рамасвами Иер, Н.Р.Шаркар, достопочтенная Раджкумари Амрит Каур, К.М.Мунши, Г.Венкатачалам, С.Гурджар и Святослав Рерих.
Рабиндранат Тагор писал профессору Рериху следующее: «Я зорко следил за Вашими выдающимися достижениями в области искусства, а также за Вашей великой гуманитарной работой во благо народов, для которых Ваш Пакт Мира с его отличительным Знаменем для защиты культурных сокровищ является исключительно действенным символом. Я искренне радуюсь, что этот Пакт принят Комитетом по делам музеев Лиги Наций, и я глубоко уверен, что он будет иметь огромные последствия для культурного взаимопонимания народов».
Мы в долгу перед просвещенностью и дальновидностью нашего премьер-министра, Пандита Джавахарлала Неру, стараниями которого Пакт получил официальное признание в исключительно короткий срок. Будем надеяться, что теперь Индия возглавит это движение за культурное единство на азиатском континенте и Договор о защите сокровищ человеческого гения вскоре будет принят повсеместно, как и Красный Крест.

«India» (India’s most popular pictorial news weekly),
October 24, 1948
[Источник]